На первую страницу


В Российской генеалогической федерации

Вчера, сегодня, завтра


В Российской генеалогической федерации


С. Думин

II международный генеалогический коллоквиум

4–8 июня 2001 г. в Сан-Марино состоялся II международный генеалогический коллоквиум «Эмиграция и иммиграция: генеалогические аспекты». Его организаторами, кроме Международной генеалогической академии (МГА), стали Итальянский институт генеалогии и геральдики (Болонья), Музей эмиграции в Сан-Марино, Государственная библиотека и архив Сан-Марино; поддержку организаторам коллоквиума оказало правительство этой маленькой древней республики.
В коллоквиуме участвовали около 100 человек – представители Аргентины, Бельгии, Великобритании, Греции, Испании, Италии, Монако, Нидерландов, Польши, России, Румынии, Сан-Марино, Словакии, США, ФРГ, Швейцарии. В числе представителей России присутствовали 5 членов ИРО (И. И. Грезин, С. В. Думин, Н. С. Думина, А. А. Максидов, Б. Н. Морозов), 6 зарубежных членов ИРО – это почётные члены ИРО А. Б. Мильцын, М. Тейяр д’Эйри, Ж.-М. Тьебо (все – Франция) и действительные члены Н. Бинайян Кармона (Аргентина), П.-Ф. делли Уберти (Италия), М.-Л. Пинотти (Сан-Марино). Двое предствавляли РГО: И. В. Сахаров и Н. Ю. Сахарова.
Заседания коллоквиума проходили в здании национальной библиотеки и архива Сан-Марино. Было заслушано более 40 докладов, в том числе выступления нескольких российских генеалогов.
И. И. Грезин (Москва–Женева) выступил с докладом «Русская эмиграция в Романскую Швейцарию».
С. В. Думин (Москва) в докладе «Романовы и Сан-Марино» рассказал о небольшом эпизоде, связанном с юношеским романом Великого князя Алексея Александровича (1850–1908); его морганатическая супруга или возлюбленная, фрейлина Александра Васильевна Жуковская и их сын Алексей (1871–1932) в 1875 г. получили в Сан-Марино титул баронов Серджиано (в 1884 г. барону Алексею Серджиано был пожалован в России титул графа Белевского; он стал родоначальником угасшего ныне рода графов Жуковских-Белевских).
А. А. Максидов (Нальчик) в докладе «Генеалогические связи адыгейцев (черкесов) со странами Черноморского бассейна» представил данные о брачных союзах черкесской аристократии с крымской и турецкой знатью, прежде всего с династиями Гиреев и Османов (более подробно эти сюжеты рассматриваются в кандидатской диссертации А. А. Максидова; ее защита намечена на 28 июня с. г.; таким образом, диссертант получил возможность дополнительной апробации своей научной работы).
Б. Н. Морозов (Москва) выступил с докладом «Греческие и итальянские дворянские семьи в Московском государстве в XVI и XVII вв.»
И. В. Сахаров (С.-Петербург) прочитал доклад «Иностранцы в России и их потомки, и прежде всего русские фамилии итальянского происхождения (генеалогический обзор)».
Н. Ю. Сахарова (С.-Петербург) посвятила свое выступление русскому дворянскому роду Мариных, чьё семейное предание приписывало им сан-маринское происхождение.
Особо следует отметить доклад Ж.-М. Тьебо (Франция). Основатель и бывший президент МГА в своих генеалогических исследованиях последних лет активно обратился к русской тематике. В выступлении были продемонстрированы первые результаты работы по созданию базы данных о французских семьях в Российской Империи. Представленный на коллоквиуме печатный вариант работы пока невелик – всего 50 стр., но база данных постоянно пополняется новыми сведениями, и доктор Тьебо заинтересован в сотрудничестве со всеми, кто располагает соответствующими данными.
В какой-то степени перекликался с проблемами русской генеалогии и доклад С. Гужиньского (Польша), посвященный некрополям польской эмиграции после восстания 1830–1831 гг.
Естественно, довольно большая группа докладов была посвящена различным проблемам итальянской и сан-маринской генеалогии, прежде всего вопросам, непосредственно связанным с темой коллоквиума – эмиграцией итальянцев и сан-маринцев и иммиграцией в Италию иностранных семей.
Ещё один сюжет, заслуживающий специального внимания, – представленный У. Перего из США (штат Юта) в докладе «Молекулярные генеалогические исследования» проект создания всемирной генетической базы данных, призванной в будущем облегчить изучение генеалогии любой семьи. К сожалению, не располагая специальными познаниями в области биологии и, в частности, генетики, трудно судить, насколько конкретную информацию можно извлечь в результате молекулярного анализа крови того или иного лица. Тем не менее, этот проект генеалогического использования ДНК вызвал значительный интерес, и в кулуарах коллоквиума добровольцы сдавали кровь для введения соответствующей информации в создаваемую базу данных. При этом предлагалось заполнить специальную генеалогическую таблицу – «Biological Pedigree Information» (до 4 поколения восходящей родословной, т. е. до прадедов и прабабушек, с указанием имен, дат и мест рождения).
8 июня в здании Музея эмиграции состоялось общее собрание (генеральная ассамблея) МГА. Было утверждено представление Бюро МГА об избрании в действительные члены и члены–корреспонденты нескольких лиц, в том числе нескольких участников учредительного заседания МГА в Турине (1998 г.), чей статус в Академии до сих пор оставался неясным. На этом собрании Академия пополнилась ещё тремя представителями нашей страны.
Действительным членом МГА избран профессор, доктор исторических наук Александр Ибрагимович Мусукаев, действительный член ИРО, зав. сектором генеалогии Кабардино-Балкарского института гуманитарных исследований (Нальчик). Членом-корреспондентом МГА избран Олег Вячеславович Щербачёв, действительный член ИРО, вице-директор Департамента Герольдии Российского Дворянского Собрания (Москва). В числе нескольких участников обеда 22 сентября 1998 г, на котором был подписан учредительный документ МГА, звания члена-корреспондента МГА была удостоена супруга вице-президента Академии И. В. Сахарова – Наталья Юрьевна Сахарова (С.-Петербург), член РГО.
На генеральной ассамблее были внесены изменения в устав МГА. После оживленной дискуссии, вызванной предложением почётного члена МГА С. Хэмфери-Смита (Великобритания) об изменении порядка приема в Академию (наш английский коллега предлагал предоставить это право специальной комиссии в составе 3 почётных членов), было решено не создавать комиссию, а лишь учитывать голоса 3 почётных членов МГА (С. Хэмфери-Смита, проф. А. Вольфа, ФРГ, и У. Барзини, Италия) при рассмотрении этих вопросов в Бюро МГА. Причем последним, как и членам Бюро, теперь предоставляется право рекомендации (без такой рекомендации документы не рассматриваются; потенциальные кандидаты не могут самостоятельно предоставлять свои документы для баллотировки). Окончательное решение о приёме принимает Генеральная ассамблея голосами действительных членов МГА.
По предложению президента МГА М. Тейяра д’Эйри (Франция) была утверждена структура Бюро, сложившаяся и закрепленная в Безансоне (май 2000 г.). Было признано целесообразным сохранить двух генеральных секретарей, отвечающих, соответственно, за научные вопросы, прежде всего – за организацию международных генеалогических коллоквиумов (П.-Ф. делли Уберти), и за кадровые вопросы, документацию и переписку Академии (С. В. Думин). Было подтверждено, что обязанности казначея член-корреспондент МГА А. Б. Мильцын (Франция) будет исполнять, не являясь членом Бюро (это право предоставлено только действительным членам МГА), в качестве помощника президента по соответствующим вопросам. А. Б. Мильцын представил общему собранию отчет о состоянии финансов МГА. Для членов МГА сохраняется прежний размер ежегодного взноса – 150 французских франков (примерно 20 долларов США).
По предложению П.-Ф. делли Уберти (Италия) местом проведения III международного генеалогического коллоквиума в мае–июне 2003 г. избран город Рим. Коллоквиум планируется посвятить проблемам генеалогической историографии. Было принято предложение генерaльного секретаря МГА С. В. Думина об изготовлении дипломов и членских значков Академии. Следующее общее собрание МГА должно состоятся во время XXV международного конгресса генеалогии и геральдики в Дублине (Ирландия) в 2002 г.
Во время коллоквиума проходили и другие научные генеалогические мероприятия. В частности, в рамках этого научного форума работала бесплатная Школа генеалога; в специально выделенные часы в зал приглашались начинающие генеалоги-любители, для которых было прочитано несколько популярных лекций по проблемам итальянской и сан-маринской генеалогии. Слушатели школы были приглашены и на последнее заседание коллоквиума, где были заслушаны доклады, так или иначе связанные с Сан-Марино (в том числе сообщения Н. Ю. Сахаровой и автора этих строк). Кроме того, 7 июня представителями генеалогических школ Италии, Испании, Сан-Марино и США был подписан документ о создании Международной федерации генеалогических школ. Он был заверен также подписями членов Бюро МГА. Эта интересная инициатива заслуживает всяческой поддержки.
Сан-Марино давно уже стало традиционным местом проведения многих международных мероприятий. Но и генеалогический форум привлёк внимание местной прессы, информация о коллоквиуме появилась и в газетах соседнего итальянского курортного городка Римини, а надпись «II Colloque Intrenational de Genealogie» все эти дни зажигалась красным и зелёным на рекламных световых табло в центре республики. Утром 8 июня участники коллоквиума были приняты на особой аудиенции капитанами-регентами Сан-Марино.
Во время коллоквиума состоялось несколько традиционных званых обедов и ужинов, предназначенных для членов Бюро, членов МГА, учредителей Международной федерации генеалогических школ. По традиции, торжественный ужин состоялся после закрытия коллоквиума 8 июня; он проходил в сан-маринской гостинице «Гранд-Отель».
9 июня в «Гранд-Отеле» состоялось заседание Итальянского института генеалогии и геральдики (ИИГГ). Вёл заседание вице-президент института проф. К. Тибальдески (Италия). С отчетом о научно-издательской деятельности института (его органом является ежеквартальный журнал «Nobilte») выступил его генеральный секретарь доктор П.-Ф. делли Уберти. На заседании по приглашению его организаторов присутствовали С. В. Думин с супругой Н. С. Думиной и А. А. Максидов. Автору этих строк был вручен диплом члена-корреспондента ИИГГ (этого звания я был удостоен еще в июне 2000 г.). На заседании были представлены два первых номера нового журнала «Il Mondo del Cavaliere. Rivista Internationale sugli Ordini Cavallereschi», посвященного рыцарским орденам Европы. Этот журнал издается под редакцией П.-Ф. делли Уберти Международной комиссией по рыцарским орденам (International Commission for Orders of Chivalry, Commission Internationale permanente d’Etudes des Ordres de Chevalerie), которую наш итальянский коллега возглавляет с 1999 г. (автору этих строк выпала честь представлять в данной комиссии Россию). Кроме того, П.-Ф. делли Уберти представил проспект нового биографического справочника, посвящённого итальянскому дворянству – «Elenco della Nobilte Italiana», к изданию которого ИИГГ намерен приступить в ближайшее время. В справочнике предполагается отразить дворянство Итальянского Королевства (в том числе и семьи, получившие дворянство и титулы в эмиграции от короля Умберто II), а также отдельных итальянских государств, не только существовавших до середины XIX в. королевств, герцогств и княжеств, но и Республики Сан-Марино (где это сословие существовало до 1960-х гг.), Папского государства и т. д.
Блестящее проведение коллоквиума стало несомненной заслугой генерального секретаря МГА доктора П.-Ф. делли Уберти (Италия) и его супруги, действительного члена МГА доктора М.-Л. Пинотти, в очередной раз продемонстрировавших прекрасные организаторские способности. Будем надеяться, что таким же успешным станет и организуемый ими следующий научный форум МГА – в Риме.

Н. Эйхе

Деятельность Уральского генеалогического общества в 2000 году

Созданное 5 сентября 1991 года Уральское генеалогическое общество активно работает более 9 лет и объединяет около 100 человек из городов Урала (Ревда, Каменск-Уральский, Шадринск, Нижний Тагил и др.) и других регионов России (С.-Петербург, Томск, г. Сосновый Бор Ленинградской обл.), а также Швеции. Это – потомки мастеровых уральских заводов, крестьян, купечества и духовенства, горных инженеров и заводовладельцев, деятелей науки и культуры, потомков друзей А. С. Пушкина: Всеволожского, Данзаса, Дельвига и Кюхельбекера.
Всех нас объединяет интерес к истории своих семей, сохранение памяти о предках и стремление к укоренению родовых традиций высокой духовности и осознанного безупречного служения Отечеству в сегодняшних и будущих поколениях.
Общество ведет работу в нескольких направлениях. Прежде всего, это регулярные заседания по первым и третьим субботам каждого месяца, на которых присутствует от 30 до 40 человек. В 2000 году было проведено 19 заседаний. На каждом из них заслушаны сообщения членов Общества о результатах их поисково-исследовательской деятельности, в т. ч. Э. А. Бегагоиной «Родословие тульских оружейников и кузнецов Салищевых», Г. В. Подкорытовой «Очередная встреча представителей рода Головановых в г. Нижняя Салда», С. В.Трофимова «Род и предки Зотовых в истории Урала», Г. Н. Чухланцевой «Род Козыриных из Ревды». На заседаниях проводится ознакомление с новинками литературы по генеалогии (Г. В. Гассельблат) и краеведению, уделяется большое внимание мето-дике поисково-исследовательской работы (Ю.В. Коновалов). Члены Общества постоянно обмениваются опытом работы в различных архивах страны (Э. А. Бегагоина – Тула, Г. В. Гассельблат – С.-Петербург, М. Э. Исхакова – Пенза, С. В. Трофимов – Москва и Тобольск и т. д.), идет обмен опытом по составлению генеалогических схем, таблиц и родословных росписей.
Результаты многолетних поисков по восстановлению истории своих семей нашли своё выражение в разных формах. М. С. Эбергардт опубликовала статью «Уваровы – типичный екатеринбургский род» в сборнике «Домострой», № 12 и в журнале «Уральский следопыт», № 5–7, Т. А. Успенская издала отдельной книгой «Три ветви рода. Орловы, Поповы, Успенские», З. М. Жужгова оформила фотоальбом «Об истории уральских крестьянских родов Жужговых, Чуркиных и Пономаревых», Л. М. Горячая – родословную схему «Род мастеровых Ляпцевых».
Члены Общества активно участвовали в третьих Татищевских чтениях в Екатеринбурге, сделав 9 докладов: Л. М. Горячая «Кем стали потомки тульских кузнецов на Урале», И. И. Еренбург «Сохраним наше прошлое (Восстановление Михайловского кладбища в Екатеринбурге)», О. А. Казанцева «Династии уральских горных инженеров», Г. В. Подкорытова «Три века рода Головановых в Нижней Салде», Н. В. Позднякова «Гаевы и Ершовы – из старейших семей Урала», С. В. Трофимов «Род и предки Г. Ф. Зотова в истории горнозаводского Урала», Э. Е. Чумакова «Уральская интеллигенция: родословный аспект» и М. С. Эбергардт «Род Уваровых, Эбергардт, Сенько, Булатных». Семь членов Общества являются авторами «Уральской родословной книги: Крестьянские фамилии»: М. С. Бессонов, М. Ю. Елькин, Ю. В. Коновалов, С. Е. Подгорбунская, Ф. В. Родин, С. В. Трофимов и Н. П. Худоярова. В 2000 году подготовлен и издан в марте 2001 года очередной, пятый сборник трудов членов Общества «Сплетались времена, сплетались страны» с 16 статьями и указателем статей, опубликованных во всех пяти выпусках сборника.
Значительным событием для Общества стало получение помещения для работы. Это дало возможность развернуть для работы насчитывающую около 1300 томов библиотеку УГО, до этого хранившуюся на складе, и организовать постоянную методическую и консультативную помощь для всех интересующихся генеалогией. В частности, для родителей учеников Детской художественной школы был прочитан цикл лекций «Начинающему генеалогу» (З. М. Жужгова, Т. И. Косарева, Г. В. Подкорытова и Н. С. Эйхе).
Большую работу проводит Общество по привлечению молодежи к генеалогическим исследованиям. С этой целью с преподавателями и учащимися школ Екатеринбурга и в области проводились семинары по генеалогии и краеведению. За высококвалифицированное руководство генеалогическими исследованиями учащихся, работы которых были выдвинуты на Всероссийский конкурс «Отечество» в Москве, члены УГО Э. А. Калистратова и Г. В. Подкорытова награждены грамотами Министерства образования Российской Федерации.
Очень важной и значимой для ураловедения явилась инициатива заместителя председателя УГО М. Э. Исхаковой по записи воспоминаний ветеранов труда и Великой Отечественной войны, находящихся в пансионате « Семь ключей». Часть собранных материалов уже опубликована ею в журнале «Урал», № 5.
Члены Общества проводят не только поисковую работу в архивах и библиотеках, но и активно участвуют в сохранении материальной памяти екатеринбуржцев, участвуют в субботниках по благоустройству Михайловского мемориального кладбища в центре Екатеринбурга, включились в архивно-поисковую работу с целью создания справочника о захоронениях на нем за 200 лет. Первые материалы на эту тему М. С. Эбергардт опубликовала в журнале «Уральский следопыт», №№ 5–6, 7 и 9–12. И. И. Еренбург и М. С. Эбергардт вошли в попечительский совет историко-культурного памятника «Михайловское кладбище».
2001 год – год десятилетия УГО. Под этим знаком и планируется работа УГО: проведение юбилейной генеалогической конференции 8 и 9 сентября в Екатеринбурге, подготовка и проведение серий публикаций в периодической печати и передач по радио и на телевидении, подготовка материалов для генеалогических выставок с освещением истории Общества, истории отдельных родов и сословий на нескольких площадках Екатеринбурга, создание передвижных экспозиций для пропаганды генеалогических знаний в области и в других регионах страны, подготовка очередного и юбилейного сборников трудов УГО, создание творческих архивов членов УГО при библиотеке Общества, участие в подготовливаемых изданиях к 300-летию уральской металлургии, участие в мероприятиях, посвященных 10-летию Ассоциации клубов ЮНЕСКО.

В. Щербинин

Итоги работы клуба «Родовед» за 2000 г.

Клуб «Родовед» создан при Приморском государственном музее им. В. К. Арсеньева в ноябре 1993 г. Списочный состав членов за 2000 г. возрос с 48 до 69 человек. Кроме того, несколько человек, не вступая в состав клуба, посещают его заседания или занимаются изучением своих родословных индивидуально, консультируясь у членов клуба по методике генеалогических исследований и оформления родословных. Общее количество активно работающих родоведов в составе клуба или поддерживающих с ними связь, составляет около 80 человек. Состав членов клуба разнообразен по возрастам, профессиям и социальному положению предков. Большинство из них – жители Владивостока, 10 человек из других городов и районов Приморского края и Дальнего Востока (города Артём, Уссурийск, Дальнегорск, Партизанск, Бол. Камень, Хабаровск, пос. Кавалерово, Ольга; Чукотка). Таким образом, клуб «Родовед» из владивостокского стал практически приморским и даже превращается в региональный дальневосточный.
Руководство работой клуба осуществляется избранным Советом (председатель В. М. Щербинин, секретарь В. Ф. Зайцева).
В соответствии с перспективным планом работы клуба «Родовед» и интересами его членов генеалогические изыскания проводятся по следующим направлениям:
1. Собственные родословные – изучает большинство членов клуба.
2. Родословные и биографии выдающихся деятелей в истории Приморья и Дальнего Востока – по этому направлению проводят исследования Е. И. Воробьёва, А. А. Горчаков, Т. К. Кушнарёва, А. Д. Казько.
3. Родословные и биографии менее известных и незаслуженно забытых специалистов, деятельность которых связана с военным, хозяйственным и культурным развитием края – изучают В. Н. Зуев, К. К. Лоптев, Б. И. Мухачёв.
4. Генеалогия родов первопоселенцев и основателей сёл и посёлков Приморья – по этому направлению работают А. А. Антонов в г. Партизанске, С. Г. Губарев в г. Бол. Камень, Н. В. Колесников в Дальнегорске, Е. В. Назарова в пос. Ольга, А. Н. Самойленко во Владивостоке, В. П. Хохлов в пос. Кавалерово.
В задачу клуба входит также пропаганда генеалогических знаний, пробуждение интереса у наших современников к своим родовым корням и связям своих родов с историей края и Родины в целом.
Основной организационной формой работы клуба является ежемесячное проведение заседаний его членов с рассмотрением запланированных и текущих вопросов. На заседаниях обычно присутствует от 30 до 40 человек. В течение года были заслушаны следующие доклады и сообщения членов клуба:
1. Сообщения В. Ю. Жариковой, В. Ф. Зайцевой, Н. С. Катченковой, Г. В. Ляховецкого, И. В. Тарасовой по материалам изучения своих родословных. При этом Г. В. Ляховецкий рассказал об опыте использования Интернета в генеалогических исследованиях и находке через Интернет своих родственников в Австралии.
2. Доклады по общим теоретическим и методическим вопросам генеалогии:
- семейные архивы и реликвии и их значение в изучении родословных (Е. А. Бальчунас);
- метрические книги и другие архивные материалы, используемые при изучении родословных (В. И. Белозёрова);
- фамилия – элемент родословной и путеводная нить при её изучении (В. М. Щербинин);
- обзор публикаций в «Известиях РГО» о дополнительных архивных источниках при изучении родословных (В. М. Щербинин).
3. Сообщения о мероприятиях и событиях, связанных с генеалогией:
- о IV съезде РГО в Санкт-Петербурге (Т. К. Кушнарёва);
- о подготовке и условиях проведения конкурса «Семейный альбом» и участии в конкурсе членов клуба «Родовед» (Н. Б. Керчелаева);
- отчёт о работе клуба «Родовед» за 2000 г. (B. M. Щербинин).
4. Организационные вопросы и информационные сообщения: о презентации вып. 3 «Записок клуба «Родовед» и подготовке вып. 4; об участии членов клуба в конкурсе «Семейный альбом»; о радио- и телепередачах, посвящённых работе клуба «Родовед»; о новых книгах и статьях по генеалогии; о вступлении клуба «Родовед» в Российскую генеалогическую федерацию; об участии клуба «Родовед» в V Янковских чтениях; о письмах, поступивших в клуб от жителей Приморского края по вопросам изучения родословных; приём в члены клуба, планы работ и прочие организационные и ознакомительные вопросы.
После рассмотрения поставленных вопросов на каждом заседании проводились индивидуальные собеседования, консультации, обмен информацией и опытом по методике изучения родословных и оформлению собранных сведений, что особенно важно и полезно для начинающих генеалогов.
Членами клуба «Родовед» за 2000 год опубликованы следующие работы:
1. «Записки клуба «Родовед», вып. 3, содержащие работу А. П. Ковалькова и В. П. Хохлова «Силины. 140 лет на Дальнем Востоке».
2. «Записки клуба «Родослов» в пос. Кавалерово (В. П. Хохлов).
3. В газетах г. Хабаровска несколько статей A. M. Жукова по генеалогии и краеведению.
4. По материалам исследований К. К. Лоптева статья об учёном ТИНРО Башкирове в юбилейном номере журнала этого института.
5. Подготовлен к изданию вып. 4 «Записок клуба «Родовед» со статьями членов клуба.
Продолжается работа по пропаганде генеалогических знаний, по восстановлению и увековечиванию памяти о наших предках. Клуб «Родовед» уже приобрёл известность во Владивостоке и Приморском крае. Корреспонденты СМИ организуют теле- и радиопередачи, публикуют статьи о клубе в газетах. Были подготовлены передачи о работе клуба с участием его членов Е. А. Бальчунас, Е. И. Воробьёвой, В. Ю. Жариковой, В. Ф. Зайцевой, Ю. В. Пичугиной, В. В. Кравца, А. П. Ковалькова, Т. К. Кушнарёвой, В. М. Щербинина. В газете «Владивосток» опубликованы статьи о книге А. П. Ковалькова и В. П. Хохлова «Силины. 140 лет на Дальнем Востоке», о конкурсе «Семейный альбом» и участии в нём членов клуба.
Члены клуба «Родовед» выступали с лекциями или сообщениями о деятельности клуба и генеалогических поисках в других общественных объединениях ( краеведов, ветеранов, национальных обществ). Выступление Т.К. Кушнарёвой на коллегии архивных организаций Приморья «Генеалогия и архивная служба» способствовало улучшению деловых взаимоотношений родоведов с архивной службой Владивостока и Приморского края.
На V Янковских чтениях членами клуба «Родовед» было прочитано 10 докладов (Н. И. Белянина, Е. И. Воробьёва, А. Л. Горчаков, Н. Б. Керчелаева, В. В. Кобко, А. Д. Кезько. Т. К. Кушнарёва – два доклада, И. Н. Свининников, В. М. Щербинин). В этих докладах были представлены результаты изучения родов и биографий пионеров хозяйственного, культурного и научного освоения Приморья: Янковских, Шевелёвых, Бринеров и др.
В 2001 году клуб «Родовед» продолжает свою деятельность по всем указанным направлениям.



Вчера, сегодня, завтра…

Генеалогическая хроника

 
9/19 июня 2001 г.  – 320 лет со дня рождения Феофана Прокоповича (1681–1736), архиерея новгородского, вице-президента Св. Синода, просветителя, автора первой книги по генеалогии, вышедшей в России (1719).
15 июня 2001 г.  – скончался Михаил Павлович Лукичёв (1950–2001), историк-медиевист, директор РГАДА (с 1987 г.), член правления Российского общества историков-архивистов, член редколлегии журнала «Отечественные архивы», автор нескольких работ по генеалогии.
23 июня / 6 июля 2001 г.  – 140 лет со дня рождения академика Фёдора Афанасьевича Бычкова (1861–1909), директора Императорской Публичной библиотеки, автора первого библиографического указателя по генеалогии русского дворянства.
27 июля / 8 августа 2001 г.  – 135 лет со дня рождения Александра Александровича Сиверса (1866–1954), генеалога, председателя Русского историко-генеалогического общества (1919–1922).
29 июля / 9 августа 2001 г.  – 175 лет со дня смерти Василия Алексеевича Лёвшина (1746–1826), писателя, просветителя, генеалога.
6 августа 2001 г. – 10 лет со дня возвращения Санкт-Петербургу его исторического названия.
8–9 сентября 2001 г.  – научная конференция УГО в Екатеринбурге, посвящённая 10-летию Общества.
15–16 ноября 2001 г. – I Уральская родоведческая научно-практическая конференция в Екатеринбурге; организаторы: УИРО, УГО и ТОО «Центр генеалогических исследований».
Декабрь 2001 г. – VIII Савёловские чтения (Москва).
 

И. Грезин

Заметки о коллоквиуме в Сан-Марино и не только о нём

В первых числах июня 2001 г. в Сан-Марино – крохотной экзотической стране на Апеннинском полуострове – проходил II международный генеалогический коллоквиум, организованный Международной генеалогической академией.
Автор этих строк участвовал в коллоквиуме и, имея за плечами уже кое-какой – хоть и небольшой по времени – опыт знакомства с международными генеалогическими структурами, хотел бы поделиться своими впечатлениями. Ему довелось до того побывать на двух последних конгрессах по генеалогии и геральдике (Турин-1998 и Безансон-2000), а также на I семинаре МГА в Москве в 1999 г., однако в Сан-Марино автор впервые поехал в новом качестве – с официально закрепленным статусом профессионального генеалога. И, как кажется, на многое происходившее в Сан-Марино он стал смотреть несколько иным взглядом.
Как бывает на многих международных встречах, вне зависимости от предмета обсуждения, основная масса участников, в принципе, давно друг друга знает и всем известно, что каждый может сказать. Главное происходит в пресловутых «кулуарах», или же в залах, но совершенно независимо от докладов – в виде разговоров присутствующих, иногда откровенно беззастенчивых, без  всякого внимания к выступлениям ораторов.
Может быть, сравнение будет не вполне корректным, но сан-маринский коллоквиум, хоть масштабы и несопоставимы, выиграл по сравнению с Безансоном. Было удобно и уютно. Все происходило в одном зале заседаний, поэтому выступления не накладывались одно на другое, как это было на последнем конгрессе. Задержки, опоздания и другие накладки свелись к минимуму. Насыщенной оказалась «туристическая» часть. Да и сама «компактность» страны, где собрались участники, помноженная на их сравнительно небольшое число, обеспечила более тесное общение, больше способствовала неформальным контактам и одновременно позволила ощутить, что мы – со всеми оговорками, со всеми личными и национальными особенностями – одна группа, с одинаковыми, в принципе, интересами.
К досадным недостаткам можно отнести то, что опять, как и в Безансоне, не было обеспечено перевода, ни синхронного, ни какого бы то ни было другого. «Формальное» общение – т. е. общение на заседаниях между участниками, вопросы к выступающим и т. д. были затруднены, ибо каждый посещал выступления лишь на том языке, который он понимал.
Но главный, как представляется, результат коллоквиума – это то, что академия, созданная в 1998 г. во время конгресса в Турине, стала по-настоящему действовать. И пусть не обидятся те, кто был непосредственно причастен к ее созданию, но складывается впечатление, что до Сан-Марино Академия существовала, в основном, на бумаге. Судебное дело, которое было возбуждено (не в связи с генеалогией) против ее первого президента, Ж.-М. Тьебо, буквально на следующий день после создания Академии, несомненно, внесло смятение в руководство и затормозило работу. А первый (московский) коллоквиум с его скромным международным (вне границ СНГ) представительством, хотя и способствовал тому, что об Академии узнали на постсоветском пространстве, но эха дальше границ этого пространства имел, как выясняется, немного.
Сейчас же, в Сан-Марино, впервые появилось впечатление единой команды: при всех симпатиях и антипатиях, которые могли по каким-то вопросам испытывать участники коллоквиума друг к другу в отдельности, они, кажется, начали осознавать, что, по крайней мере, у большинства из них, есть общие цели.
Академия и проведенный ею коллоквиум стали действительно международными, а Академия, можно надеется, станет действительно генеалогической. Что подразумевается под последним? Как казалось стороннему наблюдателю в 1998–1999 гг., Академия была создана несколькими амбициозными генеалогами (поверьте, автор не вкладывает в это слово никакого отрицательного смысла), «в подражание» аналогичной структуре геральдистов, с которыми генеалоги вот уже много десятилетий делят по четным годам международные конгрессы.
Однако, и это также сугубо личное мнение, геральдисты – куда более «удобный», более «компактный» для всевозможных ассоциаций и объединений материал. У них есть своя наука, своя устоявшаяся терминология, свои научные центры, в большинстве стран – свои государственные геральдические структуры. У них всегда будут обширные сферы соприкосновения интересов. Дилетантов в геральдике всегда будет меньше, чем профессионалов, хотя бы за счет того, что нужно сперва разобраться в сложной терминологии.

Иное дело в генеалогии: генеалогом может в наше время назваться всякий, кому не лень, благо никакой специальной подготовки не требуется. Вашему покорному слуге не хотелось бы сейчас возобновлять старый, то возникающий, то затухающий, спор о том, кто такие «любители» и кто такие «профессионалы» в генеалогии, какое нужно для генеалогии иметь образование, и т.д., и т.п. Для ясности он заявляет лишь, что сам он считает профессиональным генеалогом того, кто регулярно, добросовестно, научными методами исследует генеалогию лиц, не состоящих с ним в родстве или свойстве, используя при этом все возможные источники и делая на них грамотные ссылки, а наработанные материалы направлет «вовне» – для выполнения заказа, для публикации или для использования в других научных исследованиях.
Профессионалов в таком понимании среди членов Академии прибавилось; появились и те, кто занимается генеалогией профессионально без всяких оговорок. Пусть автора осудят за то, что на все события он глядит со своей колокольни, но только профессионалы в узком смысле этого слова и их потребности помогут наконец-то определить статус генеалога и генеалогии.
Всё дело в том, что профессиональная генеалогия – пока сирота, по крайней мере, в Европе. Она отвязалась от унизительного прозвища «вспомогательной науки» (наука такая сама по себе сохранилась, однако те, кто занимается генеалогией именно как «вспомогательной» наукой, сами себя генеалогами как правило не считают), но не обрела еще чёткого статуса.
Генеалогам нужен статус, нужно признание – генеалогии как самостоятельной науки, а на следующем этапе – признания генеалога как профессии. Со всеми вытекающими последствиями в юридических и экономических отношениях с заказчиками (как и частными, так и юридическими лицами), с одной стороны,  и с хранителями информации (архивами, научными центрами и т. д.), с другой стороны.
Хотелось бы, чтобы Академия – как своим собственным обретающимся авторитетом, так и авторитетом отдельных своих членов, сосредоточилась на этих важнейших вопросах, избавившись от «любительства». Именно от любительских подходов, а не от «любителей», упаси Боже – ведь на постсоветском, например, пространстве, как мне кажется, большинство из по-настоящему профессиональных генеалогов формально работают под какой-либо другой вывеской.
Вопрос утверждения профессионального статуса важен и для многих европейских стран: увы, далеко не везде генеалог может, предъявив свое удостоверение профессионального генеалога, получить доступ к архивам ЗАГС, например. И если утверждением и защитой (или же защитой и утверждением) генеалогии не займется международная объединяющая генеалогов структура, то сами они вряд ли смогут что-нибудь сделать.


В Творческом объединении РГО

18 мая в конференц-зале Всероссийского музея А. С. Пушкина состоялась 7-я «Генеалогическая встреча», на которой гостем был президент РГФ, председатель ИРО и генеральный секретарь МГА Станислав Владимирович Думин.
Ещё в школе С. В. Думин заинтересовался своей родословной, особенно предками деда-дворянина, происходившего из литовских татар. Поступив в 1969 г. на истфак МГУ, Станислав Владимирович смог продолжить начатые им генеалогические изыскания, защитив диплом по истории интересующего его региона. После непродолжительной работы в Педагогическом институте он поступил в аспирантуру и защитил кандидатскую диссертацию.
В те годы в Москве уже существовали группы людей, исподволь занимавшихся генеалогией, которые концентрировались в краеведческих объединениях, возглавлявшихся Ю. Б. Шмаровым и В. А. Казачковым. Позднее произошло знакомство с И. В. Сахаровым и, правда, заочное – с А. А. Григоровым.
Начавшаяся перестройка позволила С. В. Думину, ставшему сотрудником ГИМ, свой главный профессиональный интерес сосредоточить на генеалогии, а также на геральдике. Интерес к польской генеалогии и геральдике побудил его выучить польский язык, на котором он теперь не только говорит и читает, но и пишет. Начались его тесные контакты с польскими коллегами. Произошло знакомство с Цехановецким, которое положило начало серьёзному исследованию, завершившемуся изданной в Польше монографией о роде Цехановецких. Всего у Станислава Владимировича около 20 публикаций на польском языке, в том числе вышедший в 2000 г. «Гербовник литовских татар».
Важным моментом в творческой биографии С. В. Думина стало предложение петербуржца П. Х. Гребельского принять участие в подготовке многотомного издания «Дворянские роды Российский Империи». С. В. Думин стал одним из его основных авторов и научным редактором. На сегодняшний день вышли 4 тома издания. Работа над ним продолжается.
В 1990 г. С. В. Думин явился одним из инициаторов создания и возглавил ИРО – первое генеалогическое общество в СССР, и с тех пор много внимания уделяет руководству обществом и изданию «Летописи ИРО».
Не менее активное участие Станислав Владимирович принимает в международной генеалогической жизни. Он постоянный участник международных конгрессов, коллоквиумов. В 1999 г. в Турине он участвовал в создании МГА, в которой ему было предоставлено место одного из двух генеральных секретарей. В декабре 1999 г. на собрании представителей генеалогических обществ России С. В. Думин был избран президентом РГФ.
При всей своей загруженности общественными делами Станислав Владимирович остаётся действующим генеалогом-исследователем, много пишущим и печатающимся.
26 июня в конференц-зале РНБ прошла встреча членов РГО с председателем Украинского генеалогического общества Валерием Вячеславовичем Томазовым, который рассказал о деятельности возглавляемого им общества, а также о своей научной работе.
В. В. Томазов (р. 1968) окончил Киевский университет, в 1996 г. защитил кандидатскую диссертацию на тему «Историография и источниковедение казацко-старшинских родов».
Украинское генеалогическое общество было создано в Киеве в 1995 г., во время Первых чтений памяти В. Модзалевского. В дальнейшем были проведены Вторые чтения (1996), организованы отделения Общества во многих городах Украины. Были изданы сборники генеалогических работ, Первый и Второй выпуски 5?го тома «Малороссийского родословника» В. Модзалевского, сборник статей памяти Л. Проценко, а также ряд некрополей. Проведён ряд исследований по генеалогии некоренных народов Украины.
В связи с отъездом В. В. Томазова на два года на работу в Грецию, деятельность Общества оказалась в значительной мере свёрнутой, но теперь восстанавливается. Докладчик поделился планами на ближайшее время, а также рассказал о возможностях работы российских исследователей в украинских архивах.


V Петербургские генеалогические чтения

19–20 мая 2001 г. РГО провело пятые по счёту Петербургские генеалогические чтения. Тема чтений: «Усадьба как родовое гнездо».
Во вступительном слове президент РГО И. В. Сахаров отметил важную роль, которую играли и играют научно-общественные организации в деле становления и развития генеалогии в стране, значение для генеалогических исследований изучения родовых усадеб и необходимость взаимодействия в этом направлении генеалогов и краеведов.
В первом докладе, прозвучавшем на конференции, Н. В. Мурашова (Глинка) на примере ряда усадеб Санкт-Петербургской губернии (Вартемяки, Усть-Рудица, Дружноселье, Приютино, Выра, Батово, Рождествено, Котлы, Рябово, Новопятницкое и др.) охарактеризовала основные черты дворянской усадьбы как семейного гнезда.
В. И. Алявдин (Москва) рассказал о проектах, которые осуществляются или намечены к осуществлению в Подмосковье фондом «Русская усадьба», а также о целях и программе фонда по сохранению и восстановлению дворянских усадеб с использованием их в качестве культурно-научно-образовательных  центров и, одновременно, в качестве хозяйственных объектов.
Т. И. Алявдина (Москва) поделилась опытом создания цикла фильмов «Мир русской усадьбы», некоторые из которых были продемонстрированы собравшимся.
Е. И. Краснова (Санкт-Петербург) рассказала о нижегородских Демидовых и их имении Быковка, которое являлось родовым гнездом для четырёх поколений этой ветви рода.
Доклад А. Н. Саввиной (Санкт-Петербург) был посвящён вотчине Ранцовых – селу Мёдуши Ораниенбаумского уезда, а доклад И. В. Сахарова – вотчине Михалковых – селу Петровское Рыбинского уезда и его обитателям.
В связи с отъездом А. П. Гагарина (Санкт-Петербург) его доклад о родовом гнезде князей Гагариных –– усадьбе «Холомки» в Порховском уезде –был прочитан его дочерью.
Н. Н. Белова (Вологда), представлявшая вологодскую областную научную библиотеку, рассказала о проводимой библиотекой краеведческой работе, представила ряд изданий, подготовленных по результатам проведенных в Вологде краеведческих чтений и посвящённых Брянчаниновым, художнице Е. М. Бём и др.
А. В. Татаринов (Санкт-Петербург) в докладе «Усадьбы Львовых в Тверском краю» довольно подробно осветил генеалогию тверских дворян Львовых и историю их имения Черенчицы-Никольское под Торжком, сопроводив доклад видеоматериалами.
А. А. Бовкало (Санкт-Петербург) сделал доклад на тему «Беляевы: сто лет в доме на Аптекарском острове», посвящённый петербургской династии Беляевых, из которых сёстры Евдокия и Пелагея Денисовны входили в круг людей, близких к Ксении Блаженной.
В. П. Старк (Санкт-Петербург) в своём выступлении рассказал о вотчине Бороздиных – сельце Ладино Новоржевского уезда, после чего был продемонстрирован документальный фильм «Ладино, Крулихино, Алтун», снятый по его сценарию.
Ряд докладов (А. Л. Патраковой, О. С. Острой, А. В. Краско) был посвящён изданиям о русских дворянских усадьбах, а сотрудник Русского музея В. Ф. Круглов рассказал об отражении мира семейной усадьбы в зеркале интерьерного жанра русской живописи.
Во время работы конференции в библиотеке была развёрнута выставка генеалогической литературы. Авторами книг и статей, представленных на ней, являются члены РГО. На одном из стендов были выставлены также издания, присланные РГО в дар.

А. Бовкало

Генеалогия на «Невельских чтениях»

С 1 по 4 июля 2001 года в Невеле проходили Восьмые Невельские Бахтинские чтения, организованные местным краеведческим музеем. Невель (ранее – уездный город Витебской губернии, а ныне районный центр Псковской области) – родной город выдающейся пианистки М. В. Юдиной, некоторое время в Невеле прожил известный философ М. М. Бахтин. Именно им и их окружению посвящено большинство докладов. Первые чтения состоялись в 1994 году. Вскоре в тематике чтений появился раздел «Провинциальный контекст». В нем представляются доклады, посвященные истории семей, биографиям, усадьбам бывшего Невельского и соседних уездов.
В 1996 году по материалам Первых и Вторых чтений вышел первый выпуск «Невельского сборника» (далее – НС). Затем сборники стали издаваться ежегодно. В них имеется немало статей, связанных с генеалогией. По материалам Государственного архива Орловской области С. С. Конкин опубликовал заметку «К родословной Михаила Бахтина (новые архивные материалы)» (НС, 2). В. П. Румянцева на основе архивных документов Санкт-Петербурга и Великих Лук представила сообщение «Родословная Корвин-Круковских» (НС, 2). Именно к этой линии рода принадлежала  С. В. Ковалевская. Н. Л. Дунаева посвятила свои работы Кусовым («Последний владелец имения Семеново», НС, 4) и владельцам имения Долыссы Трупчинским («Дворяне Трупчинские в родственном окружении (опыт генеалогического исследования)», НС, 5). Используя неопубликованные воспоминания и семейные рассказы, поведала о своих предках   Т. Н. Жуковская («Из истории усадьбы Канашово», НС, 5). Две работы были посвящены истории семей г. Велижа (ныне в Смоленской области): А. А. Бовкало «Красинские еврейского происхождения» (НС, 5) и Ф. М. Свойского «История одной семьи из Велижа» (НС, 6), рассказавшего об истории своего рода.
Помимо чисто «генеалогических» докладов, на чтениях делаются доклады, посвященные биографиям различных лиц, которые также могут быть полезны генеалогам. К ним относятся, например, доклады о В. И. Преснякове (Н. Л. Дунаева, НС, 3), И. В. Бертенсоне (М. А. Доммес, НС, 5), Е. Л. Шриро (М. Н. Максимовский, НС, 6) и др.
Генеалогия была представлена и на Восьмых чтениях. М. А. Доммес представила доклад о генеалогии М. В. Юдиной. Несмотря на то, что М. В. Юдиной посвящено большое количество  публикаций, генеалогией Юдиных до сих пор специально никто не занимался. Л. М. Максимовская выступила с сообщением «“Боже, во имя Твое спаси мя…” Священники и регенты в семьях Вехновских и Васильевых» (опубликован: НС, 6).
На чтениях состоялась презентация шестого выпуска «Невельского сборника» (с материалами чтений 2000 года), а также Именного указателя к выпускам 1–5. Кропотливый труд по составлению указателя (30 с. мелким шрифтом) взяла на себя М. А. Доммес. В знак признательности дирекция музея подарила ей акварель невельского художника И. Роденко «Сумерки. Озеро».
Чтения предусматривают культурную программу. В нее, кроме концерта памяти М. В. Юдиной в Великих Луках, входят поездки в близлежащие усадьбы. Так, уже состоялись экскурсии в имения Наумово (Мусоргских), Полибино (Корвин-Круковских), Иваново (Михельсонов).  Генеалогам приятно видеть, что в экспозициях небольших музеев, размещенных в этих имениях, представлены родословные схемы их владельцев.
В июле 2002 года намечается провести очередные Девятые чтения. К их открытию предполагается выпустить седьмой выпуск «Невельского сборника».

А. Кандидов

На конференции архивистов

30 мая 2001 г. в помещении ВНИИДАД в Москве прошла конференция «Проблемы научной ценности и сохранности историко-биографических документов в составе Архивного фонда России». Первые выступления профессиональных архивистов обозначили две проблемы, связанные с историко-биографической документацией: право доступа и вопрос о её сохранении после формального 75-тилетнего срока хранения.
Выступавшая сотрудница Центрального архива общественных движений г. Москвы В. В. Никанорова охарактеризовала хранящуюся в ЦАОДМ персональную документацию. Интерес представляют персональные дела коммунистов, дела номенклатурных работников (после событий 1991 г. в архив попало около 600 тысяч карточек персонального учёта членов партии). Сохранились в архиве и дела тех, кто успел покинуть ряды КПСС до 1991 г. Как рассказала В. В. Никанорова, ЦК КПСС незадолго до путча принял постановление по вопросам сохранности партийных документов и предложил подведомственным архивам к 1-му августа 1991 г. уничтожить личные (и подобные им) дела за 1945–1980 гг. Однако в Москве, в частности, выполнить это указание не успели. В. В. Никанорова обратила внимание собравшихся на то, что необходимо продумать механизм снятия конфиденциальности с документов подобного характера. Значение этого предложения особенно важно в связи с выводом, сделанным в выступлениях к. и. н. В. И. Тихонова и к. и. н. И. Ф. Юшина (Мосгорархив) о том, что современная социальная история – это не только история больших людей, но и история каждого отдельного человека.
Весьма интересные и поучительные сведения об использовании метрических книг в читальных залах Волгоградского архива и архива Республики Татарстан представили их сотрудники Л. А. Константинова и к. и. н. Л. О. Кузнецова. Общая тенденция – рост числа пользователей-генеалогов. Подробные тезисы их выступлений (как и других выступивших) вскоре появятся в «Вестнике архивиста», куда мы и отсылаем интересующихся подробными цифрами и фактами по этому вопросу.
Сотрудница Самарского университета Н. Ф. Нефедова рассказала об удачном опыте дипломной работы по крестьянской генеалогии семьи Анисимовых, которая охватывает в географическом смысле Тамбовскую, Самарскую, Оренбургскую и бывшую Симбирскую губернии, а смысле временном – период с 1730 г. Важным источником дипломной работы послужила развернутая генеалогия, составленная 1920-е годы одним из членов этой семьи. Явление, к сожалению, не частое.
Интересные факты, почерпнутые из личные дел архивистов, сообщил собравшимся Н. С. Зелов (ГАРФ). Так, одна из сотрудниц архива, занимаясь разбором документов погибших воинов Красной Армии, скончалась от отравления трупным ядом.
На неплохие результаты может рассчитывать исследователь, уверенный в том, что интересующие его лица служили по партийно-советской части в 1918–1930-х гг. на Вологодчине (выступления Ю. А. Перебинос и Р. А. Малахова). В местном госархиве есть около 50 списков работников партийно-советского аппарата, анкеты и личные листки, личный «листок руководящего работника» из 20-ти вопросов.
Об особенностях документов по личному составу царской армии XVIII в. сообщил А. В. Канунников (РГВИА). Формы учета офицерского состава в тот период были довольно неустойчивы. Как правило, они заполнялись со слов офицеров, в них часто отсутствовало отчество и были проблемы с указанием возраста. В РГВИА ведется работа по созданию двух баз данных по офицерскому составу этого периода. Ю. Б. Щеглов из Саратова охарактеризовал хранящиеся в местном Центре документации новейшей истории документы военнослужащих более близкого к нам периода, а именно солдат и офицеров Советской Армии, попавших в плен. В Саратове хранится часть документов тех 4,5 млн. воинов, которые попали в плен (2, 7 млн. из них там погибли) и многие из которых значатся пропавшими без вести. Немцы неплохо поставили регистрационное дело. На каждого пленного заводилась подробная карточка № 1 с подробными персональными сведениями (включая, что для нас в диковинку, девичью фамилию матери). На основе неё составлялась краткая карточка № 2 и лазаретная карточка. В этих картах можно найти и сведения о поведении и характере военнопленного. Такие документы уже использовались многими музеями и военно-патриотическими структурами Саратовской области.
По обстоятельствам, также связанным с войной (в спешной эвакуации в железнодорожный вагон погрузили без разбору все материалы Ржевской городской думы и управы), в госархиве Тверской области именно это учреждение (в сравнении с другими органами уездного самоуправления) оказалось представленным максимально полно, в т. ч. сохранились и обывательские книги. В одну из них, датируемую серединой XVIII в., заглянула Л. М. Сорина, сотрудница архивного отдела Тверской обладминистрации. В этой книге имелись графы о том, кто именно записан, о браке (правда, без девичьей фамилии жены), детях, недвижимом имуществе, месте жительства и торгово-промышленных заведениях. Так, в этой книге оказался записанным некий купец Волосков, изобретатель ярко-красной краски кармин, в свое время широко распространенной на ржевской земле. Далее слушатели услышали много занятного о Волоскове, его краске и некоторых его потомках. Один из этих потомков до революции владел немыслимыми часами, созданными другим ржевским умельцем. Л. М. Сорина сообщила, что после революции по непонятной причине эти часы попали в краеведческий музей, где почему-то перестали ходить. Куда-то делся и портрет Волоскова. Непонятным осталось и то, есть ли в фонде Ржевской думы обывательские книги за более поздний период, что в них записано и т. д.
Массовые источники по генеалогии православного духовенства были рассмотрены в выступлении к. и. н. А. В. Матисона (Мосгорархив). Это ревизские сказки и клировые ведомости, ведущиеся с 1869 г.
Если в XVII в. ваши предки были торговыми людьми на Псковщине, то можно обратиться в Псковский музей-заповедник и по таможенным книгам получить конкретные сведения об их торговой деятельности, а если повезет, то и расширить генеалогию. Л. Н. Макеенко из Пскова, выступавшая по этому вопросу, выявила несколько торговых династий исключительно по таким книгам.
Основой составления генеалогии для жителей Рязанской губернии вполне могут быть ревизские сказки (выступление к. и. н. Д. Ю. Филиппова, Госархив Рязанской области). Утрат практически нет, и Госархив Рязанской области имеет около 1500 единиц хранения за 1782–1858 гг., в основном, в фонде казенной палаты. Есть ещё 6 фондов с отдельными включениями сказок и ряд фондов, где сказки (одна – две) являются случайными включениями. Описание фонда казенной палаты, сделанное в 1945 г., малопригодно для исследовательских целей, т. к. по каждому уезду дела никак не дифференцированы. Докладчик обратился к пометам фондообразователя, который соединял сказки по алфавиту фамилий помещиков (1858 г.), а иногда и по названиям населенных пунктов (для крестьян других категорий). Создана база данных (для сторонних исследователей недоступная), позволяющая установить по наименованию населенного пункта, какое дело содержит нужные ревизские сказки.
Тверская старина на конференции была представлена докладами из Старицы (там бывали Иван Грозный и А. С. Пушкин, а городской больнице недавно присвоили имя ее основателя Т. И. Тутолмина) и Удомли. Интересным представляется тот факт, что Д. Л. Подушкову из Твери удалось найти в с. Венецианово (бывш. с. Дубровское) в местном храме целый шкаф с метрическими книгами XIX в. Он обнаружил это в 1995 г. по ссылке в одной из книг о Венецианове, вышедшей чуть ли не в середине 1950-х гг. Присутствие на конференции представителя Тверского архивного отдела вселяет надежду в том смысле, что уже в течение следующих 50-ти лет эти книги могут попасть на госхранение в местный архив.
В выступлении их земляка С. Н. Корсакова рассказывалось о реконструкции биографий партийно-советских деятелей советского периода. Важную роль тут, по мнению докладчика, могут сыграть документы обмена партдокументов и другие, на основании которых можно определить дату смерти интересующего лица с точностью до года или даже до месяца.
С заключительным словом на конференции выступил один из прежних руководителей Госархива СССР А. В. Елпатьевский. Он отметил, что правовые вопросы доступа к документам и вопрос о сохранности документов по личному составу «старше» 75-ти лет сами архивисты не решат. Для решения проблемы доступа нужно ожидать закона «О персональных данных» или аналогичного ему. Вряд ли с этим можно полностью согласиться, т. к. любой закон может создать права и обязанности только для лица, находящегося в живых, относительно степени открытости его персональных данных. Права и обязанности гражданина, согласно Гражданскому кодексу РФ, прекращаются с его смертью. При соблюдении кредитором определённых условий он может претендовать на возврат долга из наследственного имущества, но не с наследников, и не более того. Со смертью прекращается и всякая личная жизнь гражданина, на охрану тайны которой именно этот гражданин имеет право, гарантированное Конституцией, но только при его жизни. Права здравствующего гражданина на охрану его персональных данных не могут пережить этого гражданина, ни по здравому смыслу, ни по закону. Любые факты личной жизни умершего лица (в т.ч. его рождение, брак и смерть) не являются атрибутом личной жизни его наследников и тем более родственников вообще. Поэтому принятая кое-где нашими архивистами позиция – спрашивать разрешение у родственников на предоставление или использование данных об их умерших предках является признаком перестраховки. В. В. Никанорова в своём интересном выступлении привела пример, как ЦАОДМ запрашивал такое разрешение у потомков Фурцевой. Но какое отношение к охраняемой законом личной жизни живых (например, детей или тем паче внуков или племянников Фурцевой) могут иметь сведения из личного дела их знаменитой матери, бабушки или тети? Тут есть и спорный момент, касающийся даже здравствующих лиц. Если данные о чьих-либо браках и детях, вероисповедании, месте жительства и т. п. действительно составляют тайну личной жизни, то сведения о служебных перемещениях, службе в армии, наградах и выговорах к категории личной жизни не относятся. Если, скажем, некто являлся секретарём райкома комсомола, затем инструктором райкома партии, а потом, например, зав. отделом по правам человека N-ской обладминистрации, то эта цепочка относится все же к его общественной, а не к личной жизни.
Помнится, что одно время кое-где в архивах по поводу доступа к личным делам сотрудников придерживались правила о таком сроке: 75 лет минус возраст лица на момент составления дела. Это разумное правило, кажется, имело какую-то нормативную основу, но главное, оно отражает тот факт, что после смерти личная жизнь гражданина прекращается и становится достоянием истории, переставая быть тайной для окружающих (хотя бы этому и противился кто-либо из родственников умершего). Это становится особенно актуальным, если смотреть на проблему сугубо с юридической точки зрения. По сути, факт смерти человека изначально не являлся такой же тайной, как, скажем рождение, брак или развод. На надгробии может не быть фотографии, года рождения, но почти обязательно будет наличествовать дата смерти. При определенном желании и возможностях можно беспрепятственно обследовать кладбища (или кладбище) и выявить нужные сведения (другой вопрос, сколько на это уйдет времени и сил). Наконец, о некоторых лицах печатались некрологи. Однако не каждый возьмется проверять факт смерти того или иного человека путем осмотра кладбищ или просмотра газет. Но именно факт смерти человека порождает права наследования, которые ныне, в отличие от более спокойного в этом смысле советского времени, могут простираться на довольно значительное имущество. И именно закрытость данных о смерти способна дать почву для разного рода мошеннических действий с имуществом умершего, когда оно может перейти не к законным наследникам или государству, а к совершенно посторонним лицам. Ныне, когда законодатель стремится расширить (или уже расширил) круг наследников по закону до 3-4-й степеней родства, именно закрытость информации об умершем способна сделать любые сделки с наследственным имуществом, полученным такими наследниками (и далее их контрагентами), теоретически весьма оспоримыми. Соответственно, эти наследники могут нести весьма ощутимые убытки. В этой связи представляется правомерным требование не только снять любые ограничения на информацию об умершем, но и на доступ к актам гражданского состояния о смерти, независимо от срока их появления. Поэтому механическое перенесение норм, охраняющих личную жизнь здравствующего гражданина, на период после его действительной (или обоснованно предполагаемой) смерти, по принципу «как бы чего не вышло», не является лишь безобидной перестраховкой, а прямо противоречит закону и может нарушить не только нематериальные права ныне живущих граждан на доступ к информации, но в некоторых случаях привести к серьезным проблемам в сфере имущественных правоотношений.

Г. Гассельблат

Конференция в Екатеринбурге

28 февраля и 1 марта 2201 года в Екатеринбурге прошла Уральская региональная научная конференция «Человек и общество в информационном измерении», организованная Центральной научной библиотекой Уральского отделения Российской академии наук в связи с десятилетием её деятельности. В 5 секциях было заслушано около 80 докладов. Уральское генеалогическое общество, научно-исследовательский центр «Родовая память» и Уральское историко-родословное общество представили 17 докладов на секции «Родовая память и духовное самосознание общества в прошлом и настоящем», а также 3 доклада в других секциях, продемонстрировав широкий диапазон исследований уральских генеалогов.
Педагог из Екатеринбурга Э. А. Бегагоина поделилась опытом генеалогического поиска своих предков в Тульском архиве.
Научный сотрудник ЦНБ УРО РАН М. С. Бессонов исследовал родословие верхотурского купца и предпринимателя М. М. Походяшина.
Врач М. В. Гусева рассказала о своих предках Фидлерах, выходцах из Германии в эпоху Ивана Грозного, породнившихся с Кантами и давших стране в 1920–30 гг. первого главного инженера «Завода заводов» (Уралмаша).
Инженер М. И. Елькин (Екатеринбург) выявил своих уральских предков – крестьян и мастеровых демидовских заводов Белоусовых с конца XV века.
Семья выходцев с Украины Жученко представила свой коллективный труд по истории рода, основанный на воспоминаниях их прабабушки В.А. Жученко.
Председатель УИРО Ю. В. Коновалов в одном их двух своих докладов выдвинул версию происхождения рода и фамилии крупных заводовладельцев и меценатов Соломирских, дал анализ версий происхождения рода Татищевых.
Член РГО и УГО Е. И. Краснова (С.-Петербург) представила большой доклад о результатах исследований ветви Григория Акинфиевича Демидова, судьбах его потомков в эмиграции, ныне здравствующих в Канаде, Финляндии и во Франции, а также в России.
О. В. Куликова из г. Ухта поделилась опытом генеалогических исследований в Национальном архиве Республики Коми на примере составления родословной философа и этнографа коми-зырянина К. Ф. Жакова.
Руководитель НИЦ «Родовая память» к. и. н. А. Г. Мосин (Екатеринбург) изложил в своем докладе историю 15 поколений крестьянского рода Мосиных. Другой его доклад был посвящен разработанной им масштабной программе «Родовая память», сочетающей научно-исследовательский и социо-культурный аспекты, первым результатам её реализации. В дополнение к докладу А. Г. Мосина научный сотрудник ЦНБ УрО РАН О. В. Боброва рассказала о компьютерной базе данных проекта «Родовая память».
Доцент кафедры древней литературы и фольклора Уральского государственного университета Л. С. Соболева осветила в своём докладе жанры и онтологический смысл родовых преданий – устных и письменных.
Член УИРО студент С. В. Трофимов на примере составления словаря фамилий Невянского завода XVIII в. (который он почему-то именует «родословным словарём», хотя этот термин, как известно, означает совсем другое понятие) рассмотрел генеалогический аспект подобных словарей, возможности их использования в исследованиях родовых корней жителей Урала.
Екатеринбургский врач О. В. Патрушев не только выявил девять поколений своего рода из деревни Патрушево Вятской губернии, но и проанализировал генетическую склонность в своей семье к определенным заболеваниям, разработал методику ранней их профилактики и добился положительных результатов.
Доктор физико-математических наук Г. Г. Талуц и кандидат технических наук Л. С. Давыдова, научные сотрудники УРО РАН, в память об уральском академике и прекрасном человеке С. В. Вонсовском, познакомили с результатами изучения им истории его предков – германских дворян Гильдебрандтов, первое упоминание о которых датируется 797 годом.
Директор Демидов-Центра из г. Ревда Свердловской области, член УГО и РГО Г. Н. Чухланцева, частично реализуя накопленный ею огромный генеалогический потенциал, выступила на конференции с тремя докладами, осветив духовную и психологическую значимость для населения небольшого города знания своих корней, задачи краеведческих музеев в приобщении людей к духовности и человеколюбию, а также малоисследованные вопросы истории потомков по женским линиям владельца Ревдинского горного округа Григория Акинфиевича Демидова и историю рода Скоробогатовых с 1740 года.
Главный архивист ГАСО Е. В. Шимонек сообщила интересные факты из истории семьи уральских врачей Туржанских, выявленные ею в фондах архива.
Член УГО М. С. Эбергардт поведала о своих предках с 1727 г. – мастеровых Екатеринбургского монетного двора Уваровых, в 1909 г. породнившихся с уральскими Эбергардтами.
Во время работы конференции Уральское генеалогическое общество традиционно развернуло выставку документов, фотографий и родословных схем, иллюстрирующих представленные доклады, историю УГО, а также методические материалы по генеалогическим исследованиям.
На заключительном пленарном заседании работе секции была дана высокая оценка. Было рекомендовано провести в 2001 году первую уральскую генеалогическую конференцию, посвящённую десятилетию уральской генеалогии.
Очень отрадно, что генеалогическими исследованиями занимаются люди разных профессий, но, к сожалению, уровень представленных докладов очень разный. К тому же некоторые из сделанных на конференции докладов ранее уже звучали или были опубликованы.
Хочется отметить отличную организацию проведения конференции, благожелательность к её участникам как работников ЦНБ, так и Уральского отделения РАН, и, редкий случай в практике: издание к её началу прекрасного сборника докладов в твердом переплёте на 393 страницах.






(С) Котельников С.Д., Бирюкова Л.В., 1998-2017          Реклама  Приглашаем к сотрудничеству  Мобильная версия  16+

Пользовательское соглашение
TopList